kabobo.ru Учеба. Военная ордена Октябрьской революции Краснознамённая Академия
страница 1 страница 2 страница 3

Учеба. Военная ордена Октябрьской революции Краснознамённая Академия Химической Защиты имени Маршала

Советского Союза С. К. Тимошенко.
Москва. 1982 — 1986 гг.

В 1981 году, после отправки документов непосредственно в академию, началась активная фаза моей подготовки к поступлению. Я получил программу подготовки к вступительным экзаменам, стал брать нужную литературу в библиотеке училища и конспектировать значимый для меня материал. Служба шла в нужном для меня направлении: 3 рота отмечалась в лучшую сторону в училище, о нашем семейном взрыве, всколыхнувшее всё КВВКУХЗ, стали забывать. Один мудрый человек высказал мысль: «Если, действительно, есть судьба, проведение, то они сделают его избранником и определят выжить там, где ничего не спасало. А потом подарят долголетие». Такой афоризм, прежде всего, я отношу к своему отцу, жизнь которого я коротко рассказал в предыдущих разделах. И оглядываясь назад, прожив 60 лет, вспоминая наиболее яркие эпизоды своей жизни, позволю отнести частично и свою жизнь к таким мыслям.

В мае 1982 года, с целью уточнения некоторых вопросов и более близкого знакомства с людьми способствующими моему поступлению, я прибыл в академию. В Москве я встретил своего лучшего друга Гену Буданова, закончившего учёбу в ВАХЗ и отправлявшего к дальнейшему месту службы. Он помог мне пройти на территорию академии и показал, где мне найти нужных для меня людей. При встречи с ними я рассказал, что мои документы из училища направлены непосредственно в отдел кадров академии, у меня есть программа подготовки для вступления и я начал по ней подготовку. После осуществления главной цели своей поездки я встретился с Б. Байковым и Н. Дешкевичем, сослуживцами по училищу. Б. Байков заканчивал первый курс очного обучения, а Н. Дешкевич учился заочно. От них я дополнительно получил информацию об особенностях сдачи вступительных экзаменов и учебе в стенах ВАХЗ. Их слова я очень хорошо запомнил: «... главное поступить, а учиться будешь».

По предварительной договоренности мои документы направлялись в отделение заочного обучения в связи с несоответствием возрастной группы, мне исполнилось 33 года, и после прохождения медицинской комиссии с кандидатами из числа офицеров заочного отделения, документы отправят на командный факультет очного отделения, предварительно согласовав с начальником факультета генералом И. Ивановым.

В конце июня я и В. Шереметьев, начальник штаба батальона обеспечения учебного процесса училища поступавший на отделение заочного обучения, прибыли в академию для сдачи вступительных экзаменов. Всем поступающим кандидатам представлялись комнаты на 3-4 человека в четырнадцати этажном общежитии на улице Бауманской. Вместе со мной поступали Стас Анохин, с ним учились в одной школе городе Светлогорска, а затем в СВХУ, и Анатолий Дедиков, мой однокурсник по училищу в Саратове.

После прохождения медицинской комиссии нас распределили по группам, в каждой группе старший. Утром, для всех офицеров, построение на плацу возле 6 корпуса: проверка наличия личного состава, объявления начальником сборов полковником А. И. Ланцовым и следование к закреплённым аудиториям для подготовке к сдаче экзамена согласно расписания. Выход в город, за пределы академии, с разрешения старшего группы.

Сегодня с расстояния пройденных лет трудно себе представить, как после одиннадцати лет отлучения от учебы, мы снова сели за парты и стали вновь учениками.
Первый экзамен сдавали по химии. Принимала кандидат химических наук Н. М. Баранаева. Один из вопросов по неорганической химии, который я хорошо запомнил и знал было производство, свойства и применение азотной кислоты (HNO3). Два остальных вопроса и решение задачи я не помню. За экзамен по химии мне поставили «хорошо». Главным для меня на экзаменах было не получить «неуд», так как я шел вне конкурса, имея правительственную награду. Следующий экзамен по немецкому языку. На его сдачу нам разрешалось брать свой словарь, в который мы вклеили все нужные темы для рассказа преподавателю. Принимала начальник кафедры иностранного языка. Женщина очень спокойная и, понимающая кто ей отвечает. Текст я быстро перевёл, а тему (по военной тематике) «Летний лагерь» рассказал, представляя в своих глазах его расположение в учебном центре КВВКУХЗ и пользуясь «справочным материалом» из словаря. За этот экзамен я получил твердую «хорошо». Третий экзамен «Техника химических войск». Для сдачи данного экзамена нам дали на подготовку пять дней. Вся нужная техника была выставлена на плацу возле 6 корпуса, специальные комплекты , приборы, плакаты и схемы размещались в специализированном классе. За экзамен по технике я был спокоен. Сказывалась пятилетняя практика в войсках: эксплуатацией и техническим обслуживанием специальных машин находящихся в нашем ОБХЗ, мне приходилось самому много заниматься и учить своих подчинённых. Экзамен я сдал на «отлично». И последний экзамен «Общая тактика и общевоинские уставы». Принимали экзамен полковник А. И. Ланцов и В. А. Шилин. За экзамен мне поставили «отлично». Кроме экзаменов, мы сдавали зачет по физической подготовке: бег 100 метров, бег 1000 метров и подтягивание на количество раз или подъём переворотом на перекладине. Все абитуриенты получили «зачет»

Самое запоминающее и значительное событие — мандатная комиссия. Что это такое, я знал по училищу, когда присутствовал при наборе курсантов. Но там я был членом комиссии, в академии мы были в роли курсантов, и здесь представлял нас начальник командного факультета генерал И. Иванов, начальнику академии генерал-полковнику В.В. Мясникову, герою Советского Союза, фигура значимая и авторитетная. Офицеры имеющие правительственные награды и не получившие на экзаменах «неуд», заходили первыми одной группой. Начальник факультета представил каждого из нас начальнику академии пофамильно. После представления, начальник академии зачитал нам положение о порядке зачисления данной категории кандидатов и объявил, что мы все стали слушателями ВАХЗ им. С. К. Тимошенко.



Первое моё ощущение, что это сон. Я сомневался - смогу ли я учиться после одиннадцати лет перерыва от учебы. Я не верил, что буду жить в Москве и что теперь отвечаю только за себя. И ещё, поедет ли в Москву со мной моя семья?
Этот вопрос постоянно возникал передо мной и очень беспокоил. Нынешнее её положение я прекрасно понимал.
После смерти мужа, офицера химических войск Советской Армии, погибшего в автомобильной катастрофе в Забайкальском Военном Округе, она с маленьким сыном вернулась к своим родителям в Кострому, проживавшим в небольшой двух комнатной квартире двух этажного дома, построенного в пятидесятые годы самими жильцами («народная стройка»). С ними проживали ее сестра с мужем. Им выделили угол, поставили кровать, а вещи после прибытия контейнера, по договорённости и за определенную плату стала хранить в квартире у мужика, который постоянно пил и периодически выбрасывал их.
Устроится на работу пока не представляло возможности. Родители требовали оплату за жильё. Сегодня, с расстояния прожитых лет, трудно даже представить, какие испытания приготовила ей судьба и что пришлось пережить. Благо нашелся человек сумевший ей помочь устроиться на работу в КВВКУХЗ, однокашник ее мужа по училищу Леонид Минеев, проходивший службу в училище. Ее устроили лаборантом на кафедру органической химии.
На заявление о предоставление ей жилой площади, как вдове погибшего офицера ей ответили: «... пишите министру обороны СССР». И после получения ответа из министерства обороны, ей дали освободившуюся однокомнатную квартиру, требующую капитального ремонта. Полученная квартира стала для неё смыслом всей жизни.
После прохождения мандатной комиссии я сообщил о своем поступлении моей семье и родным в Светлогорск, и когда рассеялись последние иллюзии, стал обдумывать дальнейшие свои действия.

На следующий день, на общем построении, нам объявили дату убытия из Москвы для должности и чем должны заниматься до этого дня. Офицеры, не поступившие в академию, в этот же день убыли в свои части, а мы всю неделю занимались хозяйственными работами в библиотеке, аудиториях кафедр и в помещениях факультета.

В августе 1982 года я убыл в Кострому для сдачи должности, предварительно уточнив о возможности получения работы в академии моей женой и месте проживания семьи, будучи слушателем. Получение работы жены в ВАХЗ, позволяло нам проживать в гостинице академии, на улице Бауманской дом 57»Б». Недалеко от нас находилось метро, парк министерства обороны, школа и магазины. Мою семью это полностью устраивало.

Со сдачей должности проблем не возникло. Все вооружение и имущество состоявшее в книгах учета подразделения находилось в наличии. После доклада начальнику училища генералу Е. Я. Лебедеву о сдачи должности, по его распоряжению был построен личный состав, перед строем он поблагодарил меня за службу и вручил подарок — настольные часы «Весна». На следующий день, после выписки и сдачи квартиры новым жильцам, мы всей семьёй убывали в Москву. Оставлять квартиру за собой на время нашего отсутствия запрещалось. Провожать нас на вокзал прибыла группа курсантов во главе со старшиной роты С. Захаровым и некоторые родители курсантов. В душе я надеялся вернуться и продолжить службу в училище, но моему желанию не суждено было сбыться.

502 комнату площадью16 кв. метров, с совмещенной с туалетом и ванной для помывки ног, мы получили в четырнадцати этажном общежитии на улице Бауманской. В конце коридора располагалась общая кухня с несколькими газовыми плитами и умывальниками. И в это время, проявляется ценнейшее качество моей жены по созданию домашнего уюта. Отмывается до блеска туалет и ванна, там устанавливается на небольшом столике двухкомфорочная электрическая плитка, общей кухней мы практически никогда не пользовались, комнату перегородили четырёх створчатым шифоньером, в маленькой части комнаты составили несколько ящиков для вещей при переезде и обеденный стол с двумя табуретками. На большей половине поставили маленький сервант с необходимой посудой, на тумбочке телевизор, диван и раскладное кресло, на котором спал Дмитрий. Я и жена спали на диване. Во время посещения и ночлега гостей, а их за время нашего пребывания в Москве приезжало очень много, я и жена спали на полу.

Нашими соседями в 503 комнате стали Б. Швырёв с женой и сыном. Борис окончил КВВКУХЗ по программе высшего училища, в академию прибыл из ВДВ. Слушателям подобных ему, продолжительность обучения составляла три года. Несмотря на разницу в возрасте, с соседями мы жили дружно, много общались и у нас сложились с ними самые доброжелательные отношения. После окончания академии мы с ними встретились в Костроме и по сей день продолжаем общаться.

Позволю рассказать об особенностях нашего проживания в академическом общежитие. Вход во внутрь помещения, разрешался только по пропускам, выдаваемой военизированной охраной из наёмных гражданских лиц. Если к нам или к кому-либо из слушателей приезжали гости и их продолжительность нахождения у нас составляла один или несколько дней, необходимо предварительно написать рапорт на имя начальника курса, который подписывал его у должностного лица отвечающего за пропускной режим в академии и на основании такого разрешения выдавался пропуск на фамилию прибывшего гостя. В случае неожиданного посещения и ночлега у нас гостя, я шёл к дежурному по ВАХЗ за разрешением на выдачу пропуска прибывшему человеку, но только на одну ночь. Такой строгий пропускной режим обуславливался большим количеством проживавших в общежитие слушателей из стран Варшавского Договора, Индии, Кубы и некоторых стран Африки.

Заочникам, приезжающим на сессию и сдачу экзаменов, выделялся четвёртый этаж. На первом этаже размещались библиотека с большим читальным залом и небольшой магазин для продажи канцелярских принадлежностей.

Моя жена Волгина Наталия Алексеевна, была принята на работу в академии на кафедру

«Органической, неорганической, радиационной и радио химии» в должности лаборанта, начальник кафедры доктор химических наук полковник И. А. Пушкин.


Начальник кафедры полковник А.И. Пушкин, лаборанты В. С. Камракова, Н. А. Волгина

готовят компоненты для проведения опытов, при случайном моём присутствии.

Коллектив на кафедре подобрался очень дружный, практически все москвичи. Иногородними являлись жены слушателей, отношение к которым с первых дней вхождения в их состав проявлялось теплым и дружественным. Работа и отношения с такими добрыми и порядочными преподавателями, кандидатами химических наук С. В. Михалёвой, Н. М. Баранаевой, Л. В. Трещалиной обогатило мою супругу в познании многих, интересных и неизвестных нам аспектов жизни в Москве. Каких-либо тайн в коллективе не наблюдалось, все старались жить открыто и доверительно относились друг к другу. Такое очень редко встречается в высших учебных заведениях, Все четыре года моя жена проработала там. За хорошую и исключительное добросовестное исполнение своих обязанностей она пользовалась авторитетом и имела ряд поощрений от руководства кафедрой и командования академией. Время работы в ВАХЗ считает одним из лучших эпизодов в своей нелегкой жизни жены офицера.

Особенности жизни военных людей отражаются и на их детях. Периодическая смена мест службы определяет смену школы, учителей и коллектива. Но у нас возник другой вопрос, решение которого нельзя откладывать. Жена имела мою фамилию, а Дима носил фамилию своего погибшего отца. В документах стала получаться путаница, да и пора было решить вопрос, кто он сейчас для меня. С женой приняли решение на его усыновление мною и перевод на мою фамилию и отчество. Я обратился к своему начальнику курса с просьбой написать мне характеристику для представления в попечительский совет Бауманского района. С характеристикой и другими документами я прибыл на заседание совета, где при выяснении данной ситуации было получено положительное решение и выдан необходимый документ дающий ответ на наш вопрос.

Школа, в которую ходил он и дети слушателей академии, находилась недалеко от нашего места жительства. Замечаний за его учебу и поведение мы от учителей не получали. На всех родительских собраниях его отмечали в лучшую сторону по учебе и активной работой в классе. В свободное от учебы время и в выходные дни мы старались проводить всей семьей. Много ходили зимой на лыжах, особенно нравилось спуски со склон оврагов в Орехово-Борисово, зимняя природа Измайловского парка, один год имели абонемент в бассейн высшего технического Бауманского училища и конечно незабываемая парилка и бассейн в московской бане. Веники, по совету Б. Байкова, я привозил из учебного центра Быстрицы. За время моей учебы мы старались побывать в различных театрах, музеях, смотрели матчи чемпионата СССР и отборочные матчи на чемпионат мира по футболу, жена с Димой несколько раз были в цирке и часто в вечернее время смотрели на Красной Площади смену караула возле мавзолея В. И. Ленина. В 1985 году, на уроке физкультуры он получил травму, компрессионный перелом позвоночника. Почти весь год, до нашего отъезда из Москвы, он пролежал в ортопедо-хирургической больнице всесоюзного лечения. Каждое воскресенье, я и жена, с Белорусского вокзала на электричке, выезжали к нему в Полушкино.

Сейчас я позволю остановиться на коллективе офицеров и его особенностях, в котором мы «варились» четыре года. Командир отделения В. Б. Глухов, поступил с должности командира батальона Лен ВО, батальон дислоцировался в Медвежегорске. Его хорошо знал начальник нашего факультета генерал И.П. Иванов. В.А. Аткарский, Г. В. Гребенюк,

С. Г. Дёмин, А. И. Дедиков (старшина курса), В. В. Кузнецов, В. В. Крюков, Б. А. Дзгоев, Н. В. Фарутин, В. Н. Терехов, И. А. Шереметьев поступили в звании «майор», с разных должностей, разных округов, и окончившие Саратовское и Костромское училище химической защиты по программе среднего образования. Оценивая наш небольшой офицерский коллектив с расстояния пройденного времени, могу сказать - наше отделение, в отличие от второго, было на порядок дружнее и сплоченнее. Кроме наших двух отделений, (по двенадцать слушателей в каждом), в штате курса состояли еще три отделения слушателей, окончивших училище по высшей программе обучения.

Учились все практически на одном уровне, лучше шла учеба у самого молодого из нас Г. В. Гребенюка. Разделение по группировкам отсутствовало, просто во время подготовке к сдаче экзаменов, мы разбивались на группы по 3-4 человека, с целью написания «справочного материала». Более тесные взаимоотношения складывались исходя из года выпуска одного училища и места проживания в Москве. С моей точки зрения это относилось к И. А. Шереметьеву, Б. А. Дзгоеву, Г. В. Гребенюку и Н. В. Фарутину проживавших в одном офицерском общежитие. Обособленно вели себя А. И. Дедиков и В. В. Крюков. Командир отделения В. Б. Глухом особым авторитетом среди нас не пользовался. Просто был нормальный и порядочный офицер. Лично у меня сложились прекрасные и доверительные отношения с В. А. Аткарским и В. Н. Тереховым. С В. А. Аткарским мы дружим и много общаемся по сей день, общаемся по интернету и с Н. В. Фарутиным. Наш командир отделения В, Б. Глухов проживает в Крыму, но общения с ним нет, про В. Н. Терехова, после окончания академии, ничего не знаем.
В настоящее время среди нас нет Г. В. Гребенюк, он первый ушёл от нас, не выдержало сердце, Б. А. Дзгоев разбился на машине, И. А. Шереметьев - не выдержало сердце, неизвестна причина смерти В. В. Крюкова, где в настоящее время находятся В. В. Кузнецов, С. Г. Дёмин и А. И. Дедиков мы не знаем.



Наше отделение на утреннем разводе в учебном центре Фролищи.

Начальник курса полковник А. И. Суханов. Требовательный и понимающий нас офицер. Его задача: ведение учета успеваемости, периодическая проверка секретной литературы слушателей курса, решение организационных мероприятий связанных с поездками в учебный центр, на стажировку, организация спортивной работы на курсе и другие вопросы повседневной жизни слушателей. Мы им были довольны и часто вспоминаем только с положительной стороны.

Теперь уместно будет продолжить о главном — для чего мы находились здесь. Итак о нашей УЧЕБЕ.

Первый курс начинался нелегко. Новый распорядок дня, новый коллектив — такие изменения в жизни военных обычная норма жизни, но после одиннадцати лет, вновь сесть за парту и заниматься математикой, физикой, химией, иностранным языком, начертательной геометрией и другими науками заново, такое положение очень меня беспокоило и я сам себя спрашивал: « смогу ли я учиться в стенах высшего военного заведения?»
Распорядок дня позволял заниматься спортом, посещать театры, музеи, стадионы, ходить в кино, читать книги, общаться с друзьями, а жизнь в Москве позволяла своевременно и хорошо питаться. Об этом мы не могли и мечтать, а главное - отвечаешь только за себя. Позволю себе заметить, что для успешной моей учебы, в семье была создана самая благоприятная и приемлемая обстановка. Особенно это проявилось на первом курсе, когда мы только втягивались в учебный процесс. Если на самоподготовке не успевал перевести текст по немецкому языку или начертить чертёж, в вечернее время с женой садились за кухонный стол и она помогала мне доработать задание.

Распорядок дня для слушателей командного факультета включал: 8.40-8.50 развод курса на занятия включающий: проверку наличия личного состава, периодически и внешнего вида и необходимые объявления начальником курса. Затем, три пары занятий, перерыв на обед. С 16 и до 19 часов самоподготовка. Во время неё мы могли уходить на консультацию к преподавателям на кафедру, в библиотеку, а в последний час самоподготовки, в спортивный зал для устранения своей физической немощи. О своем убытии докладывали командиру отделения, записывали на доску свою фамилию, время убытия и где ты находишься. Если возникла необходимость выйти за пределы территории академии, то на это требовалось разрешение начальника курса.



Мы жили в «съездовское время», проходили марксисткую подготовку, но я уже вкусил ее «запретный плод» и кое-что в моей голове отложилось. Я знал людей, которые требовали выполнения ее постулатов и пытались преподнести себя честными и истинными борцами за чистоту рядов правящей партии КПСС, но в действительности были лицемерами.

На занятиях первой кафедры на первом курсе, вновь стали изучать историю КПСС, затем по курсам: научный коммунизм, политэкономию, психологию с педагогикой и конечно партийно-политическую работу в Вооружённых Силах. Вновь конспектирование работ В. И. Ленина, материалы съездов и «Капитал» К. Маркса. От некоторых, как мы называли, свободно мыслящих и незакомплексованных преподавателей, я более подробно начал узнавать о трагических сторонах истории нашей страны, которые были сказаны на двадцатом съезде партии в речи Н. С. Хрущёва, о причине гонения маршала Г. К. Жукова, о прочих неизвестных, но очень интересных нам исторических событиях. Занятия на первой кафедре продолжались все четыре года и завершались сдачей государственного экзамена в билетах которого имелись вопросы пройденных предметов.

Оглядываясь назад, отмечу - на первом да и в начале второго курса, предметы вели очень опытные и знающие с кем имеют дело, преподаватели. Они знали, какие у нас знания и способности по изучаемым предметам. Материал на занятиях был отработан годами и необходимое давалось подробно под запись. Вся необходимая литература по общеобразовательным, по военным дисциплинам , а также для служебного пользования и секретный материал имелись на кафедрах в полном объёме.

По истечению такого длительного времени после окончания ВАХЗ (1986г.), я не смогу сейчас вспомнить и назвать предметы изучаемые нами по курсам, а рассказываю о тех, которые нашли яркое отражение в моей памяти.

Мы получали информацию от наших сослуживцев и друзей со старших курсов, об «особенностях» преподавателей, как они принимают зачёты и экзамены. Такое видение облегчало нашу подготовку к их сдаче. Лично для меня оказывал помощь Б. Байков, учившийся на втором курсе, стоявший вторым , как и я, в списке отделения. А посему, какое задание давалось ему, повторялось и для меня. Решения, чертежи и все, что необходимо было в нём сделать, он сохранял и передавал мне. В памяти остались занятия по высшей математике, повторение азов которой я начал используя по совету Б. Байкова «Справочник по элементарной математике» автор М. Я. Выгодский, занятия по предмету вел преподаватель с большим стажем и опытом работы М. С. Серебряный. Слушателей, подобных нам, через него прошло великое множество. Он хорошо знал наши способности по изучаемому предмету, много рассказывал интересного про историю кафедры, ее лучших преподавателях написавших учебники и многое другого не относящееся к темам занятия. При сдаче экзамена по его предмету у нас проблем не возникло.

Но основное количество часов на первом и втором курсах отводилось изучению органической и неорганической химии, проведению упражнений и лабораторных работ, а также самостоятельному получению и исследованию органических соединений согласно задания преподавателя. Занятия проводились в прекрасно оборудованных аудиториях и оснащенных всем необходимым лабораториях. На кафедре, профессорско-преподавательским составом, собрана большая библиотека с литературой, учебниками и научными работами. Исследования изложенные в них являются ценными и нужными для научных сотрудников и слушателей академии, в учебе и работе на этой кафедре.

В получении заданного вещества и изучению его свойств по органической химии, мне помог бывший преподаватель одноименной кафедры по КВВКУХЗ А. Ф. Бенда, адъюнкт кафедры боевые химические вещества. С ним мы были в очень хороших отношениях. Ныне он доктор химических наук, профессор Московского Государственного Университета Печати им. Ивана Фёдорова.

Профессия военного химика невозможна без знания мероприятий по защите от ОМП (оружия массового поражения) вероятного противника и возможности его применения в случае войны. Тем более не рядового военного, а офицера химических войск. В академии нам пришлось повторить материал по техники состоящей на вооружении в войсках, а также познакомились и изучили новые образцы комплектов защиты кожи и органов дыхания, как для индивидуального, так и для коллективного пользования. Для изучения защитных свойств кожи и органов дыхания с нами проводились лабораторные работы. По результатом каждой из них мы должны были отчитаться и представить вывод оформленный письменно с образцами исследования. С целью более глубокого и подробного изучения коллективных средств защиты нам показали на инженерном городке Военно-инженерной ордена Ленина Краснознамённой академии им. В. В. Куйбышева заглубленный командный пункт армии, убежища и блиндажи оборудованные фильтро-вентиляционными агрегатами и установками.

Одной из задач химического обеспечения является применение (ЗО) зажигательного оружия и осуществление аэрозольной маскировки. На специальной кафедре нам прочитали ознакомительные лекции по новым видам ЗО и средствам аэрозольной маскировки, а для закрепления усвоенного материала, используя методические разработки кафедры, мы писали курсовую работу. Но главным в данном мероприятии для нас являлась тактика применения огнемётных, дымовых частей и подразделений, метеоусловия способствующие успешному их применению. Для более глубокого и масштабного осмысливания выполнения этой задачи химическими войсками, нам показали несколько кинофильмов снятые на учениях в различных регионах нашей страны. Некоторым из нас, в том числе и мне, приходилось принимать участие на учениях, показанных в кинофильмах, но там мы видали узкий участок нашего действия. При просмотре кинофильма учения воспринимались по другому, в более широком масштабе. На экране мы видели комплексное применение ЗО и дымовых средств при выполнении подразделениями и частями сухопутных войск различных задач. На этой кафедре двое наших слушателей защищали дипломные работы.

Нас готовили в должности командиров частей и начальников служб, любой из выпускников должен знать средства связи, уметь работать на них и порядок радиообмена. В течении года, согласно программы обучения, мы изучали электротехнику, проводились лабораторные работы по данному предмету, освоили работу на нескольких типах радиостанций и организацию радиосвязи в части и в соединении в условиях (РЭБ) радио — электронной борьбы.


Самые запоминающий, значительный и уважаемый мною предмет — тактика. Изучение ее основ начиналось в классе на картах, затем на макете местности и самое главное в учебном центре во Фролищах и Быстрице, находящихся в Нижегородской и Владимирской областях. В эти населенные пункты два наши отделения, во главе с начальником курса, отправлялись на поезде из Москвы с Павелецкого вокзала. Организацию отправки начальник курса доверял мне. В учебные центры выезжали в разное время года. Особенно не камфортно мы чувствовали себя во Фролищах в мае, из-за большого количества комаров.
страница 1 страница 2 страница 3
скачать файл

Смотрите также:
Учеба. Военная ордена Октябрьской революции Краснознамённая Академия Химической Защиты имени Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко
373.93kb. 3 стр.

Правила приема в Военную академию воздушно-космической обороны имени Маршала Советского Союза Г. К. Жукова (г. Тверь) на 2014 2015 учебный год
31.56kb. 1 стр.

Иосиф Виссарионович Сталин сочинения
3818.58kb. 20 стр.

© kabobo.ru, 2017