kabobo.ru Профессионально ориентированное обучение иностранным языкам в контексте
страница 1
Профессионально ориентированное обучение

иностранным языкам в контексте межкультурной коммуникации
В современном мире изменились роль и качество международной коммуникации. В последние десятилетия глобализация экономики и развитие коммуникационных технологий привели к расширению международных связей и вовлечению в международную коммуникацию многочисленных сотрудников национальных и международных компаний (экономистов, менеджеров, финансистов), средств массовой информации, сотрудников туристической индустрии, специалистов по связям с общественностью. Профессиональная деятельность всех этих людей невозможна без знания иностранного языка.

Одновременно происходило активное развитие междисциплинарных направлений в науке и практике преподавания иностранных языков. Сравнительно новое направление – проблемы межкультурной коммуникации.

Что представляет собой межкультурная коммуникация? Это общение с «непохожими», т.е. с представителями других культур, с которыми мы вступаем в межкультурный диалог. Общаясь с зарубежными партнерами на иностранном языке, каждый из нас несет в себе национальный менталитет, видение мира, свойственное своей этнокультуре, и одновременно сталкивается с другой логикой мировосприятия, складом мышления, выраженными в менталитете носителя другой этнокультуры.

Проблема межкультурной коммуникации возникла во второй половине ХХ века, когда стала активнее расширяться международная торговля, а также контакты в области политики, науки и культуры. Однако специалисты, работавшие за рубежом, часто сталкивались с неадекватным восприятием ситуаций профессионального и повседневного общения представителями иных культурных сообществ. Это вызывало конфликты на бытовой почве и проблемы в осуществлении профессиональной коммуникации. Постепенно пришло понимание того, что специалистов-международников необходимо обучать не только иностранным языкам, но и межкультурной коммуникации, т.е. обычаям, традициям, особенностям повседневной культуры.

В упрощенном виде процесс коммуникации можно изобразить в виде следующей цепочки: задумался: подготовился к приему информации – услышал – раскодировал – понял – воспринял. Если у второго коммуниканта отсутствует встречная мыслительная деятельность, способность к упреждающему пониманию, то на каждом этапе передачи информации может происходить ее утечка или искажение. Восприятие информации – вовсе не однозначный процесс, что демонстрирует рисунок белой вазы на черном фоне, предложенный Эдгаром Рубином: одни видят белую вазу, а другие – два черных профиля. Во многом схожая ситуация происходит в процессе речевой коммуникации. Обычно каждый из коммуникантов понимает то, что ему самому кажется верным. В качестве самого утрированного примера можно привести игру в «испорченный телефон», при которой последний игрок зачастую получает лишь малую долю первоначальной информации. Подобные процессы происходят и на уровне международной, т.е. межкультурной коммуникации.

Язык является неотъемлемой частью культуры, которая включает в себя не только литературу и искусство, но и систему ценностей, норм поведения, верований, отношений, которые свойственны всем членам этноса. Часть из них очевидна, другая часть скрыта. Для иллюстрации часто используют модель в виде айсберга, чтобы показать, что представляют собой видимая и скрытая формы культуры. К видимым формам относят поведение, одежду и пищу. К скрытым – ценности, верования, импликации, отношение к различным явлениям. И видимые, и скрытые формы культуры находят свое отражение в языке. Язык и культура являют собой, в совокупности, языковую картину мира, свойственную тому или иному этносу. В рамках профессиональной коммуникации речевая деятельность осуществляется в широком социальном контексте, который определяет истинный смысл высказывания. Различия в речевом поведении и менталитете могут привести к возникновению семантических барьеров в процессе коммуникации.

В феврале 2008 г. перед студентами МГИМО выступал представитель руководства компании «Бритиш Петролеум» Тим Саммерс: инженер-химик рассказывал об особенностях межкультурной коммуникации, которые необходимы для тех, кто хочет стать руководителем международной компании. Объясняя, почему экономистам, менеджерам и бизнесменам необходимо изучать иностранные языки и учиться особенностям межкультурной коммуникации, Тим Саммерс привел следующие цифры: сегодня доля международной торговли составляет 69% мирового товарооборота, в то время как в 1950 г. этот показатель составлял всего 31%. Успех ведения международного бизнеса во многом зависит от того, насколько успешно преодолеваются языковые и культурные барьеры и устанавливается взаимоприемлемая система взглядов и поведения. Руководители компаний, ведущих международную торговлю, отмечают, что представители стран, относящихся к разным культурам, не могут вести переговоры в одинаковом формате. Отмечается, что на результат переговоров немалое влияние оказывает язык, в том числе его грамматическое, фонетическое, лексическое оформление, а также экстралингвистические факторы. Это и есть та самая скрытая часть айсберга.

Процесс глобализации привел в повсеместному употреблению английского языка в сфере бизнеса. Сегодня многие компании заявляют о наличии «корпоративного языка», обычно – английского: например, представительство немецкой компании Бауэр в Москве требует от сотрудников знания английского языка, который является рабочим (корпоративным) языком компании. Английский язык является корпоративным языком компании российского модельера В. Юдашкина. Однако даже когда люди говорят на одном и том же – неродном – языке, они имплицируют разные вещи. Это относится как к иностранцам, ведущим переговоры на иностранном (обычно – английском) языке, так и к представителям разных культур, для которых родным является один и тот же язык.

Общаясь с деловыми партнерами, мы слышим направленный на нас вербальный поток информации. Именно здесь может возникнуть барьер на пути понимания. Различия в интонационных контурах, мелодике языков приводят к искажению понимания ситуации. Роберт Гибсон приводит пример того, как британский сотрудник совместной компании решил, что его польская коллега, говоря по телефону, поссорилась с клиентами в Польше. Однако на деле все было наоборот – она добилась успеха, проведя телефонный разговор. Британца смутила эмоциональная интонация и довольно высокий голосовой регистр его польской коллеги. [6, 31] По наблюдению Т.И. Шевченко 82% американских мелодических контуров имеют тональный максимум в конце предложения. Американцам трудно понимать русских сотрудников, работающих с ними в офисе, именно из-за того, что «затухающий характер русской фразы не подходит для делового общения в американской среде». [2, 210] Часто интонационный рисунок, перенесенный из родного языка в иностранный, воспринимается как грубость, неуверенность в себе или неуместная оживленность. С точки зрения прагматики, интонация требует отработки в аудитории, причем на ранних этапах обучения.

На уровне грамматики коммуникационный сбой может происходить из-за грамматических категорий, отсутствующих в родном языке. Многие выпускники российских колледжей и вузов считают нерелевантным овладение грамматическими структурами. Это свидетельствует о непонимании того, что грамматические категории – явление не формальное, а смысловыразительное. Совершенно различны по значению следующие предложения: “They are in London for three days” (Они приехали в Лондон на три дня) и “They have been in London for three days” (Они в Лондоне уже три дня).

Поскольку значения и сочетаемость слов, обозначающих то или иное понятие в различных языках различны, неверное употребление может повлечь смысловую ошибку, препятствующую адекватному восприятию намерений партнера-коммуниканта. Переводя с русского языка на английский глагол «предлагать», следует учитывать, что одному русскому глаголу соответствуют три английских (to offer, to suggest, to propose), при этом они различны не только семантически, но и имеют разную грамматическую валентность. При составлении делового письма, ведении переговоров лексико-грамматические ошибки, вызванные незнанием подобных особенностей, становятся смысловыми.

На уровне невербального общения также необходимо отметить разницу в значении мимики и жестов, восприятии цвета и чисел. Можно привести множество примеров, иллюстрирующих серьезные смысловые ошибки в профессиональном дискурсе, вызванные не только интерферирующим влиянием родного языка, но и незнанием или непониманием социокультурных особенностей иноязычной картины мира. Белый цвет, который европейцы ассоциируют с чистотой и невинностью, для многих народов Азии является цветом траура. Понятно, почему провалилась акция авиакомпании United Airlines, которая в Гонконге вручала своим наиболее важным клиентам белые гвоздики. [3, 27] Вряд ли будет пользоваться популярностью в Китае полноприводной автомобиль, украшенный надписью «4х4», т.к. в китайской культуре цифра 4 ассоциируется со смертью. Это вызвано тем, что по-китайски произношение слов «четыре» и «смерть» различается только тоном.

Исследуя проблемы межкультурной коммуникации, Эдвард Холл пришел к выводу, что разные культуры имеют разный коммуникативный контекст. Представители стран низкого коммуникативного контекста немногословны, говорят прямо и открыто, их слова не допускают двойного толкования. К таким странам относятся скандинавские страны, Германия, Россия, США. Речь представителей стран высокого коммуникативного контекста более многословна, слова предполагают различное толкование, на значение высказывания могут влиять мимика и жесты, сам говорящий умеет интерпретировать сказанное применительно ко времени и ситуации. К странам высокого коммуникативного контекста относятся страны Востока, а также Греция, Испания, Италия. Между ними можно расположить Великобританию и Францию. Однако это страны более высокого коммуникативного контекста, чем Россия.

Если проанализировать речь русских студентов, особенно младших курсов, становится ясно, что студенты весьма многословны. Часто, выступая с сообщением или отвечая на вопрос, студент подолгу не может перейти к ответу по существу. На замечание преподавателя студент отвечает: «Я скоро об этом буду говорить». Подобное речевое поведение, вероятно, объясняется особенностями школьной культуры иноязычной речи: школьники строят свои иноязычные высказывания по принципу «чем больше, тем лучше». Та же проблема наблюдается и в письменной речи. Поступив в колледж или университет, учащиеся не отказываются от старой привычки. В то же время, английские студенты, как правило, отвечают непосредственно на поставленный вопрос, поскольку британская образовательная система нацелена на выработку у студентов краткого, сжатого выражения мыслей. А вот итальянские студенты говорят многословно и ярко, с множеством примеров, подтверждающих факты и мнения. Для того чтобы российские студенты могли привыкнуть адресовать свои выступления представителям разных типов культуры, преподавателю необходимо уточнять задание, а затем вместе со студентами анализировать, насколько успешно оно выполнено.

Слушая собеседника, мы одновременно анализируем контекстуальную импликацию. Следует помнить, что в высококонтекстуальных культурах распространено употребление уклончивых фраз, «непрямых отказов». Известны примеры неверного понимания европейцами своих японских деловых партнеров, отвечающих на деловое предложение: «это будет затруднительно». Импликация ответа негативна («предложение принять невозможно»), в то время как европейцы в подобных случаях стремятся узнать, что еще необходимо предпринять, чтобы сделка состоялась.

Англичанам свойственна ирония, аллюзии и полунамеки. Можно также упомянуть английское «недоговаривание» (understatement). Желая выразить негативное отношение к чему-либо, англичанин скажет: “I don’t think it’s a very good idea”. (Я не думаю, что это очень хорошая мысль / идея.) Если ту же мысль выразить, сказав «Это плохая идея», то такое высказывание будет воспринято как слишком грубое и прямолинейное. Именно такую ошибку часто допускают представители России – страны с более низким коммуникативным контекстом.

Употребление сослагательного и условного наклонения в английском языке гораздо более частотно, чем об этом принято думать. Вместо I want (я хочу) предпочтительно выражать желание в сослагательном наклонении – I would like (мне бы хотелось). В противном случае можно получить аналог фразы из фильма «Мимино»: «Ларису Ивановну хочу». Представители тренинговых центров по межкультурной коммуникации в бизнесе объясняют своим слушателям, что на переговорах желательно пользоваться условным наклонением, поскольку оно дает обоим партнерам поле для маневра.

Успеху переговоров способствуют и правильно заданные вопросы, точнее – выбор типа вопросов. Так называемые «закрытые вопросы» требуют либо ответов «да / нет», либо кратких ответов, например, сообщения имени, какого-либо названия и т.п.: «Вы согласны на эту цену? Устроит вас меньшая прибыль?» Односложные ответы провоцируют собеседника на отказ от предложения партнера. В то же время «открытые вопросы» дают возможность партнеру позитивно реагировать: «Что вы скажете о нашей цене? Как вы отнесетесь к тому, что ваша прибыль может сократиться?» [5, 186]

Большое значение во всех культурах придается стилю общения. Англичане и американцы считают нормальным интерактивный стиль общения, при котором можно задавать собеседнику вопросы, вставлять комментарии, выражать радость или удивление. Отсутствие вопросов со стороны партнера настораживает их, заставляя думать, что они сказали что-то не то. Немцы считают, что сначала следует выслушать собеседника, а потом задавать вопросы. А вот представители Финляндии и Японии будут ждать своей очереди, чтобы вступить в беседу. Их разговор – это обмен монологами.

С.Г. Тер-Минасова не случайно называет проблемы межкультурной коммуникации «войной культур», в которой нет победителей и побежденных. Чтобы готовить студентов в межкультурной коммуникации необходимо создавать специальные учебные пособия, включающие разбор реальных ситуаций (case study) и ролевые игры. Задача преподавателей – готовить студентов к адекватному восприятию типичных социокультурных ситуаций, в первую очередь – ситуаций бизнес-культуры. Научить студентов находить и анализировать информацию о социокультурных особенностях потенциального делового партнера; не отказываясь от собственной социокультурной идентичности, вести переговоры так, чтобы обеспечить адекватное восприятие информации со стороны партнеров. Это будет способствовать преодоления межкультурных барьеров в профессиональной деятельности.

Необходимо так организовать языковое образование, чтобы готовить специалистов, которые смогут квалифицированно продвигать на мировой рынок российские товары и услуги, отстаивать интересы России, в том числе – средствами иностранного языка.

ЛИТЕРАТУРА:



  1. Бурая Е.А., Галочкина И.Е., Шевченко Т.И. Фонетика современного английского языка. Теоретический курс. – М.: Издательский центр «Академия», 2008. – 272 с.

  2. Градобитова Л.Д., Пискунова Н.А. Деловые культуры в условиях глобализации международных экономических отношений. – М.: Издательство «МГИМО-Университет», 2005. – 115 с.

  3. Панфилова А.П. Деловая коммуникация в профессиональной деятельности. – СПб.: ИВЭСЭП, Знание, 2005. – 495 с.

  4. Пенни Карт, Крис Фокс. Преодоление культурных различий. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2005. – 224 с.

  5. Gibson, Robert. Intercultural Business Communication. – Oxford University Press, 2002. – 111 p.

АННОТАЦИЯ



Профессионально ориентированное обучение экономистов

иностранным языкам в контексте межкультурной коммуникации

Автор рассматривает необходимость изменения приоритетов в профессиональной языковой подготовке специалистов экономического направления в связи с расширением международного сотрудничества и возникающими проблемами межкультурной коммуникации. В статье отмечается необходимость специального обучения социокультурным особенностям иных лингвокультур в курсе обучения иностранным языкам.


ABSTRACT

Professional approach in linguistic training of economists

in the context of cross-cultural communication
The article addresses the problems of cross-cultural communication in the context of broadening international contacts. The author suggests that language teaching should be professionally oriented and points out the necessity of incorporating socio-cultural information in the course of linguistic training of students of economics, management and public relations.

Ключевые слова:

Межкультурная коммуникация, глобализация, контекстуальная импликация, профессиональный дискурс, профессиональная коммуникация.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ
ФИО: Воевода Елена Владимировна

Ученая степень, звание: кандидат педагогических наук, доцент

Должность: профессор кафедры английского языка № 2

Место работы: Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД РФ – МГИМО (У) МИД РФ

Домашний адрес: 125171, Москва, Ленинградское шоссе, д. 15, кв. 255

Телефоны: 8-499-150-47-58 (д.), 434-93-02 (р.), 8-903-714-29-04 (м.)

В 1974 г. окончила факультет английского языка Московского государственного педагогического института иностранных языков им. Мориса Тореза, в котором работала с 1974 г. по 1995 г. В МГИМО – с 1995 г. Автор более 40 научно-методических трудов, в том числе - научных статей, программ, учебных пособий, мультимедийных программ, лекционного курса по страноведению Великобритании и США. Участник научно-практических конференций и семинаров в Москве, Минске, Киеве, Твери, Рязани, Ярославле, Калуге, Екатеринбурге. Сфера профессиональных интересов: лингвострановедение и межкультурная коммуникация, инновационные технологии в образовании, история образования.






страница 1
скачать файл

Смотрите также:
Профессионально ориентированное обучение иностранным языкам в контексте межкультурной коммуникации
108.68kb. 1 стр.

Проблемы и перспективы подготовки иностранных студентов в вузах
5996.64kb. 41 стр.

Приложение №1
104.61kb. 1 стр.

© kabobo.ru, 2017